Человек

Жизненный корень

Исполнилось 80 лет со дня рождения Виталия Николаевича Пушкарева – последнего крупного руководителя Псковской области 14 сентября 2012 года могло бы исполниться 80 лет Виталию [ 1 ] Николаевичу Пушкареву – крупному государственному деятелю Псковской области ХХ века. Он родился в поселке Малаховка Ухтомского района Московской области. Псковская биография Виталия Пушкарева началась в августе 1945 года, когда его отец, Николай Макарович Пушкарев, участник Великой Отечественной войны, был назначен начальником окружного склада и нефтебазы военного гарнизона в Крестах, а завершилась неожиданно и трагически 21 января 2001 года, когда Виталий Пушкарев скончался после операции из-за врачебной ошибки. Виталий Николаевич Пушкарёв.Пиком служебной карьеры Виталия Пушкарева стали 1966-1993 годы: в 1966-1975 гг. он — председатель Псковского областного межколхозного строительного объединения, в 1975-1982 гг. — заместитель председателя республиканского объединения «Росколхозстрой», в 1982-1991 гг. — председатель исполкома Псковского областного Совета, одновременно с 1990 г. был председателем Псковского областного Совета народных депутатов. На посту председателя Совета оставался до роспуска Советов осенью 1993 г. Фактически все десять последних советских лет Виталий Пушкарев возглавлял исполнительную власть Псковской области. Он оказался последним руководителем области, который проработал на своей должности 10 лет. 10 лет в политике при любом государственном строе – эпоха. «Псковская губерния» публикует сегодня воспоминания о Виталии Николаевиче Пушкареве его супруги Галины Ивановны, сына Валерия Витальевича и документы своего времени: фрагменты из политических интервью, данных В. Н. Пушкаревым в 1996 году во время выборов главы администрации Псковской области и в 1998 году во время выборов депутатов Псковского областного Собрания [ 2 ]. Даже с поправкой на эпоху и предвыборную ситуацию эти публичные выступления сохраняют интерес для читателя.
  19 сентября, 00:00

Исполнилось 80 лет со дня рождения Виталия Николаевича Пушкарева – последнего крупного руководителя Псковской области

14 сентября 2012 года могло бы исполниться 80 лет Виталию [ 1 ] Николаевичу Пушкареву – крупному государственному деятелю Псковской области ХХ века. Он родился в поселке Малаховка Ухтомского района Московской области. Псковская биография Виталия Пушкарева началась в августе 1945 года, когда его отец, Николай Макарович Пушкарев, участник Великой Отечественной войны, был назначен начальником окружного склада и нефтебазы военного гарнизона в Крестах, а завершилась неожиданно и трагически 21 января 2001 года, когда Виталий Пушкарев скончался после операции из-за врачебной ошибки.

Виталий Николаевич Пушкарёв.
Пиком служебной карьеры Виталия Пушкарева стали 1966-1993 годы: в 1966-1975 гг. он — председатель Псковского областного межколхозного строительного объединения, в 1975-1982 гг. — заместитель председателя республиканского объединения «Росколхозстрой», в 1982-1991 гг. — председатель исполкома Псковского областного Совета, одновременно с 1990 г. был председателем Псковского областного Совета народных депутатов. На посту председателя Совета оставался до роспуска Советов осенью 1993 г.

Фактически все десять последних советских лет Виталий Пушкарев возглавлял исполнительную власть Псковской области. Он оказался последним руководителем области, который проработал на своей должности 10 лет. 10 лет в политике при любом государственном строе – эпоха.

«Псковская губерния» публикует сегодня воспоминания о Виталии Николаевиче Пушкареве его супруги Галины Ивановны, сына Валерия Витальевича и документы своего времени: фрагменты из политических интервью, данных В. Н. Пушкаревым в 1996 году во время выборов главы администрации Псковской области и в 1998 году во время выборов депутатов Псковского областного Собрания [ 2 ]. Даже с поправкой на эпоху и предвыборную ситуацию эти публичные выступления сохраняют интерес для читателя.

Все материалы цитируются нами по книге «Всё остается людям», которую друзья и коллеги В. Н. Пушкарева издали в 2006 году. Редакция считает возможным выйти за рамки обычного формата и опубликовать воспоминания и архивные материалы. Редакция.

Галина Ивановна Пушкарева: «В Псковской области не было ни одного самого отдаленного уголка, где бы он не был»

Виталий Николаевич и Галина Ивановна Пушкарёвы.
Познакомились мы с Виталием в период учебы в Псковском техникуме гражданского строительства. Меня еще тогда поразила в нем целеустремленность и какая-то всеобъемлющая энергия. Все годы учебы его фотография находилась на Доске почета. Он участвовал во всех спортивных соревнованиях, проводимых в техникуме. Тогда же начал серьезно заниматься боксом и весьма преуспел в этом.

По окончании техникума по собственному желанию получил направление на работу в город Севастополь. Ему очень хотелось поехать в этот героический город. Там он работал на его восстановлении и других объектах Крыма.

Там же он был призван в армию. Служба проходила в Таврическом военном округе на должностях рядового и сержантского состава, был начальником поста ВНОС. В конце службы сдал экзамены по программе офицера запаса. В период службы в армии продолжал заниматься боксом. Участвовал в различных соревнованиях. Награждался дипломами 2-й и 1-й степеней на первенствах военного округа.

Я по окончании техникума по распределению была направлена в город Москву. Работала мастером на заводе железобетонных изделий. Наш завод поставлял свою продукцию на строительство стадиона в Лужниках и на строительство огромного жилого массива первых в стране «Черёмушек».

С Виталием мы продолжали переписку. Закончив службу в армии, он в начале января 1956 года приехал в Москву. Мы вновь встретились и решили, что нам не следует больше расставаться. Я вернулась в Псков, на свою родину, где жили мои родители. 1 мая 1956 года у нас с Виталием была свадьба, а в июне 1957 года родился сын Валерий.

В этом же году было решено, что Виталию нужно продолжать образование. И он осенью, чтобы освежить знания, поступил в 10 класс вечерней школы.

С дипломом техникума и аттестатом зрелости он в 1958 году сдал экзамены и стал учиться в Ленинградском инженерно-строительном институте.

При работе над институтским дипломным проектом, а Виталий тогда возглавлял «Облмежколхозстройобъединение», им была взята разработка универсального сельскохозяйственного здания. На конкурсе дипломных работ он получил за этот проект вторую премию. И этот же проект позднее был взят за основу Ленинградским проектным институтом при проектировании сельскохозяйственных комплексов. Впоследствии такие животноводческие помещения были возведены в некоторых районах Псковской области и других областях Северо-Запада.

На протяжении всей жизни Виталий стремился работать не просто с полной отдачей, он старался сделать все возможное, что от него зависит, для достижения определенных результатов.

Работая в «Росколхозстройобъединении», он побывал во всех областях центральной России, Урала, Западной Сибири. В Псковской области не было ни одного самого отдаленного уголка, где бы он не был. Он вникал во всё и старался учесть нужды организаций и предприятий, особенно на селе. Он говорил, что знает всех председателей колхозов и директоров совхозов в области по имени и отчеству.

Ну и, конечно же, строительство, которое было ему особенно близко и которое он знал досконально, находилось на особом подъеме. Как тогда говорили, «Псковская область — одна большая стройка». Строились и расширялись промышленные предприятия, жилые дома, объекты здравоохранения, народного образования, культуры, быта.

Я это знаю не с чьих-то слов, а потому что сама и до отъезда в Москву, и по возвращении в Псков работала в облплане и занималась планированием строительства.

Много сил пришлось затратить Виталию на организационные мероприятия по возведению монумента Александру Невскому. Пять лет он пробивал этот проект в правительстве, потом — согласования с архитектором и скульптором. Около года подбирали место установки. Ну и потом, сама организация работ.

Правда, окончили возведение монумента уже без него, и на открытии памятника он присутствовал как почетный гость.

Одержимость и упорство проявлялись у Виталия не только в работе, но и в проведении свободного времени. На охоту он начал ходить с 14 лет и увлекался этим всю жизнь, последний раз был на охоте за неделю до кончины, с шестидесятых и до девяностых годов для него были обязательными утренние пробежки.

Плавание — круглый год: летом – в открытом водоеме, зимой — в бассейне. Кроме того, летом — волейбол, а зимой — лыжи. В занятия спортом он вовлекал и меня, и сына. Был страстным футбольным и хоккейным болельщиком. Этим он тоже заразил и сына, и внука.

Нашей общей семейной «болезнью» было чтение. Конечно, свободного времени на это у Виталия было немного. Поэтому ему пришлось освоить навыки скорочтения, и читал он очень быстро. Любил литературу разную. Очень нравились ему произведения Шолохова. Мог из них цитировать многие главы. Увлекался военной мемуарной литературой. Иностранную литературу не очень любил. Зато любил поэзию, особенно старую русскую. Многое знал наизусть. Память у него была отличная.

Не могу не вспомнить еще об одной ситуации, сложившейся в жизни Виталия с детства. По природе своей он был левша. Закончив начальную школу, он все делал и, главное, писал левой рукой. Приехав в Псков в 1945 году, он пошел в 5-й класс школы № 9. Там ему было строго запрещено писать левой рукой.

Ребенок сопротивлялся, даже одно время перестал ходить на уроки русского языка. Но учителя были неумолимы. Ему было очень тяжело, имея навыки письма одной рукой, переучиваться на другую. Помню, какой в 50-х годах у него был ужасный почерк. Позднее он, конечно, освоился. Но до конца жизни он многое, особенно хозяйственные работы, продолжал выполнять левой рукой.

Валерий Витальевич Пушкарев: «Мне многое не хотелось делать, но он заставлял»

Виталий Николаевич и Галина Ивановна Пушкарёвы с сыном Валерием.
Отец со мной в детстве был довольно суров и не позволял лениться. Мне многое не хотелось делать, но он заставлял. Уже позднее я понял, что он был прав, и остался ему за это благодарен. С пяти лет отец стал приучать меня к лыжам. Зимой сначала катались на реке Пскове, потом на Великой, а затем уже — дальние пробеги в Корытовский лес. В летнее время стал брать меня на свои утренние пробежки с последующим плаванием.

По совету отца я стал заниматься спортом. Сначала акробатикой, велоспортом, потом плаванием. Много лет занимался в школе плавания «Барс», были неплохие результаты. Приучил отец и своего внука к плаванию.

С удовольствием вспоминаю одно наше путешествие, когда мы сплавлялись на плотах с верховьев реки Великой. Сначала в таких путешествиях участвовали они с мамой, а потом и мне захотелось. Особенно запомнилось, когда мы проходили на плотах через многочисленные пороги, страшно, но очень интересно.

После окончания школы я поступил в Ленинградский инженерно-строительный институт, родители жили еще в Пскове. При их переезде в Москву мне пришлось перевестись в московский институт. При этом оказалось некоторое несовпадение в преподавании в институтах отдельных предметов. Вот, например, такой предмет, как сопротивление материалов, в МИСИ был уже пройден. Преодолеть отставание мне помогал отец. Меня тогда поразило, с какой легкостью он решал задачи по сопромату, что это он еще хорошо помнит, тогда как во все времена этот предмет считался у студентов не совсем легким.

Несмотря на постоянную занятость отца, у него находилось время и для «воспитательных» разговоров со мной и внуком. Наши беседы проходили чаще всего во время многочисленных прогулок. Говорили о жизни, о спорте и, конечно, на профессиональные темы.

И я часто вспоминаю его мудрые советы, которые и сейчас помогают мне в жизни.

1996 год, ответы Виталия Николаевича Пушкарева на вопросы избирателей: «Почему мы должны прикармливать какого-нибудь турецкого или китайского работягу, совершенно забывая о своих?»

— Виталий Николаевич, скажите прямо: почему все-таки в России не любят Псковскую область? Ведь хуже всех живем... (вопрос из зала во время встречи с жителями города Новосокольники в местном кинотеатре).

— Не уверен, что наш приграничный край находится в роли пасынка. И не в правительстве России тут дело. Как известно, все регионы по уровню развития, другим социальным показателям разделены на восемь категорий. Для примера скажу, что наш сосед Новгород находится в пятой, Смоленск – в третьей, Тверь относится к четвертой категории, Ленинградская область — к шестой, Санкт-Петербург — ко второй, а Псков и в целом наша область — только к восьмой. На такой же низкой ступени развития оказались Калмыкия, Дагестан.

Вы спрашиваете меня: почему так произошло? Может, тут, действительно, вина правительства России, которое «не любит» наш регион и, как следствие, не выделяет ему денег, чтобы мы жили богато. Но в таком случае, почему те же новгородцы поднялись на три ступени выше? Ведь и у нас, и у них приблизительно одинаковые условия. Значит, не в деньгах дело, а в умении вести хозяйство, а вот делает это наша нынешняя областная администрация из рук вон плохо.

Судите сами: валовый объем производства за последние четыре года уменьшился на 250 процентов, в то время как этот показатель по России составляет 80 процентов. Годовой коэффициент потребления сельхозпродуктов в 1990 году составлял 2,5 на душу населения. Сейчас этот показатель уменьшился до единицы. В то же время у нас в области как-то странно полюбили картошку; ее потребление среди населения с 76 килограммов в 1991 году выросло до 195 килограммов в 1996-м. Почему?

Очень просто: из-за низкой покупательной способности не каждая семья может позволить себе мясо, молоко... И, наконец, по России общий доход на душу населения в месяц составляет 534 тысячи рублей, а это в среднем 6,4 млн. в год; в Псковской области — всего 321 тысячу в месяц и 3,4 млн. рублей в год. (До деноминации. — Ред.).

Что это означает? Псковичи стали хуже работать? Или нас на самом деле правительство не любит? Думаю, что ни то и ни другое. На мой взгляд, причина явления, которое издревле мы называли нищетой, заключается в том, что нынешняя администрация, образно выражаясь, поплыла по воле волн, а в качестве главного своего девиза избрала лозунг, что, дескать, рынок сам все на место расставит. Может быть, в теории так оно и должно быть, но на практике, как вы видите сами, не получилось. Более того, скажу со всей ответственностью — и не получится. Потому что, если мы пускаем любое дело на самотек, то и выйдет как в известной поговорке: под лежачий камень вода не течет.

Например, был некогда в Красногородском свой промкомбинат. Работали там триста женщин, которые выпускали нужное для области постельное белье, шили халаты, другую мелочь. Не ахти какая модная продукция, но, согласитесь, нужная. Приватизировали этот промкомбинат, и сейчас он, по сути дела, стоит. А областная больница закупает втридорога постельное белье у какой-то московской фабрики. Это нормально?

Та же самая история в Пустошке, где на местном промкомбинате когда-то производили стеганые одеяла. Зато у нас сейчас завались китайских – некачественных и дорогих. В каждом районе было такое производство, сейчас оно нигде не работает. А теперь умножьте количество районов на среднюю численность работавших так некогда людей, и мы получим, что более семи тысяч человек сидят без дела, не могут прокормить своих детей. Налегают, образно выражаясь, на ту самую картошечку, потому что другая пища им просто не по карману.

— Так каков же выход?

— Выход, думаю, заключается в том, что нужно не кивать на некие законы рынка, а просто поддержать нашего производителя. Помочь ему и льготными заказами, и, если нужно, кредитом, ввести режим щадящего налогообложения. Тогда и работа для людей будет, и мы сумеем наполнить рынок дешевыми и качественными товарами. А главное — мы не будем ходить перед московскими чиновниками с протянутой рукой, постоянно доказывая верность демократическим идеалам. У нас есть Конституция, есть целый свод законов, регулирующих рыночные отношения, будем же ими пользоваться.

— Значит, вы готовы поддержать частников?

— А они что, не люди? Такие же, как и мы все. Раньше собственность была только государственная, теперь многое изменилось, но люди-то нашенские.

Так почему мы должны прикармливать какого-нибудь турецкого или китайского работягу, совершенно забывая о своих? Наша задача заключается в том, чтобы поддержать именно своего производителя.

— Виталий Николаевич, скажите честно: почему вы ушли из областного Собрания? Вы же могли еще работать и работать (вопрос задан на встрече с рабочими Великолукского локомотиворемонтного завода).

— Сразу же после августовских событий 1991 года меня вызвали в Москву. Шли назначения на посты глав областных администраций, и, как я понял, в числе претендентов на этот пост рассматривалась и моя кандидатура.

Приезжаю в Кремль. Меня проводят для встречи в кабинет. Аудиенцию мне давал тогдашний начальник канцелярии Бориса Николаевича некто господин Махарадзе. Знакомимся, начинаем разговор. Однако с первых же минут я чувствую, что он пошел куда-то не туда. Ни с того ни с сего мой визави в выражениях довольно вульгарных вдруг начинает объяснять, как нужно... руководить областью. Насколько я себя помнил, предыдущие десять лет я только этим и занимался.

Интересуюсь у своего «наставника»: а он сам-то какую должность занимал до того, как попал во властные структуры? Оказывается, был директором тарной фабрики в Волгограде, другими словами — ящики сколачивал. Да, думаю, вот он, уровень профессионализма! Послушал я господина Махарадзе, а потом сказал: «Не думаю, что сгожусь для такой работы. У нас с вами слишком разный уровень понимания задач области». На том мы и расстались. Может быть, я тогда погорячился, вспылил, но работать с такими господами, с их уровнем профессионализма я не посчитал для себя возможным. А потом командовать областью поставили Добрякова. Как я понимаю, он лучше подходил для той команды?

— Не обидно было, Виталий Николаевич, потом наблюдать, как рушится созданное вами за все эти годы?

— Не то слово — обидно, до слез жалко, иначе не выдвинул бы свою кандидатуру на пост главы областной администрации. Я уже говорил, что область находится поистине в критическом положении, и если мы сейчас за нее не возьмемся, то вылезти из нищеты нам уже не удастся. Думаю, все это понимают, а значит, шанс еще есть.

1998 год. Виталий Николаевич Пушкарев: «Депутат не должен быть под властью личных интересов»

Открытие памятника Александру Невскому на горе Соколихе под Псковом. Июнь 1993 года. На снимке (справа налево): В. Н. Пушкарев, В. С. Черномырдин – Председатель Правительства Российской Федерации, губернатор В. Н. Туманов.
— Виталий Николаевич, что вас связывает с Великими Луками?

— Считаю, что для города на Ловати мною многое сделано, мне не стыдно смотреть в глаза великолучанам. По специальности я инженер-строитель, и вся моя жизнь связана с созиданием. С 1962 года я работал инструктором обкома партии по строительству, был куратором по этим вопросам, то есть оказывал конкретную помощь в выбивании фондов, финансовых средств и прочего, осуществлял контроль за ходом дел. Вообще основное строительство в то время велось только в областном центре и Великих Луках.

— И вы помните свои объекты?

— Очень даже хорошо помню. Каждые два года открывалась новая школа. А чего стоил домостроительный комбинат, который серьезными темпами решал жилищную проблему. При моем личном участии зарождался микрорайон «Северный», строились льнокомбинат, завод высоковольтной аппаратуры, радиозавод. Но сначала была создана мощная строительная база. Словом, в город вложена часть моей души, он мне не чужой.

— Это и стало поводом баллотироваться кандидатом в депутаты именно по нашему городу?

— Мне видится причина несколько шире. 35 лет своей трудовой деятельности я посвятил Псковщине, вложил в ее развитие свои знания, умение и опыт. Поэтому мне не безразлично, что в ней происходит сегодня. Больно смотреть на то, как разрушаются результаты труда жителей, где есть и твой вклад. Еще больнее видеть и не понимать происходящих в области процессов, далеко не лучших изменений.

— Вы имеете в виду развал экономики?

— Да, это главное, и спад производства не останавливается, снижается жизненный уровень большинства людей. В области стала катастрофически сокращаться численность населения: в год нас становится на семь тысяч меньше, умирает людей в 2,6 раза больше, чем рождается. Таковы созданы условия. Но разве можно с ними мириться? По данным статистических органов, набор из 25 основных видов продуктов за год подорожал на 13 с половиной процентов. И не удивительно, что многие люди просто недоедают. Надо решительно вмешиваться, поправлять положение.

— Вы сами видите выход из тупика?

— Он далеко не прост, как многим кажется. Обычно мы все пытаемся объяснить общей разрухой в России. Но есть же и нормальные регионы, значит, корень зла нужно искать в нас самих. Потенциал нашей области достаточно весом, но используется он неудовлетворительно.

Вина в дефиците исполнительной власти, в отсутствии ясной программы развития экономики. Чувствуются лишь жалкие потуги, да и те не претворяются в жизнь. Многие молодые реформаторы в областной администрации совершенно не знают региона, не имеют опыта масштабной работы и достаточных знаний. А политические методы руководства мы уже проходили.

— И все же по какому пути следует идти?

— Следует эффективнее использовать сырьевые, производственные, интеллектуальные ресурсы. В области необходимо иметь солидный финансовый фонд поддержки работающих. Обеспечить доступность к нему тех производителей, которые способны выпускать и увеличивать объемы конкурентоспособной продукции. Должны действовать налоговые льготы, которые стимулировали бы создание новых рабочих мест.

— Это и есть спасительный рецепт?

— Единого рецепта для оживления всех предприятий не существует, шаблона в этом деле быть не может. Нужна кропотливая индивидуальная работа. Вместе с тем пути для реанимации экономики существуют, и чем быстрее мы их отыщем, тем скорее начнется увеличение выпуска продукции, а она, в свою очередь, должна дать дополнительные средства для повышения благосостояния людей.

— А как вы оцениваете работу областного Собрания, от которого очень многое зависит?

— Областное Собрание депутатов проводит политику во многом соглашательскую с областной администрацией. Законы, которые принимают депутаты, не контролируют работу администрации, хотя должны это делать. Законы эти в основном не направлены на повышение жизненного уровня людей. Областное Собрание депутатов обязано контролировать расходование бюджетных средств, но опять же этого не делает. А бюджетные и внебюджетные средства тратятся нерационально.

— Ну как же, разве зря они вложены в производство алкогольной продукции? Сам губернатор говорил, что от «Скобаря» пошли «живые» деньги.

— Так это на словах, а если разобраться, то окажется, что денег в эту отрасль вложено немногим меньше, чем потом от нее получено. Но почему-то никто не говорит о затратной части, а лишь козыряют прибылью. Собрание не сочло нужным посчитать, сколько средств вложено и какая получена от них отдача. Следовательно, и не спросило у администрации, почему так неразумно тратятся деньги. Тем более, что это не самая важная продукция для людей. Вот если бы эти десятки миллиардов рублей затратить на производство более нужных товаров потребления, тогда польза была бы и сегодня, и завтра.

— Псковщине водки всегда хватало без своего производства.

— Вот сморите, если мы произвели зерна на 29 тысяч тонн меньше, то нам его на изготовление спирта уже не хватит. Надо его прикупать. А зачем? Псковщина в своей истории никогда не занималась водкой.

— А Собрание могло поправить администрацию?

— Оно обязано ежедневно и ежемесячно следить за каждым ее шагом. Но этого не делается. Ну, зачем надо было создавать в Пскове еще один банк. Нам своих уже девать некуда, многие разорились. Так нет же, мы из Москвы привезли филиал «МДМ-банка».

— А правда, для чего?

— Для того, чтобы прокручивать через него деньги, которые затем уходят в Москву. Например, за прошлый год таким образом только чистой прибыли от нас уплыло четыре с лишним миллиарда рублей, мало того, Михайлов пропагандирует этот банк и заставляет все областные организации открывать в нем счета, уйдя из других банков. И опять областное Собрание не вмешалось, промолчало.

— Чем вы объясните такую позицию депутатов?

— На мой взгляд, некоторые депутаты стали карманными. Это те, что приехали из районов, получили жилье и постоянно обосновались в Пскове. За это в какой-то мере им надо платить. Чем? Той же соглашательской политикой, чтобы поменьше вмешиваться в дела администрации. Помните, когда у нее был конфликт с правоохранительными органами?

— Но тогда депутаты все же вмешались.

— Далеко не сразу, а в решении лишь констатирован сам факт. Своей воли никак не проявили. А где они были, когда губернатор на трое суток «окопался» в своем кабинете вместе с заместителем, было приглашено больше сотни молодчиков. А депутаты заявили: мол, мы об этом не знали. Хотя и находились на соседней лестничной площадке.

[…]

— Первым делом одним из основных требований к чиновнику, а депутат тоже таковым является, должно быть: не преследовать никаких личных целей. Вот если у депутата их не будет, скажем, лоббирования какой-либо отрасли, тогда он полностью и успешно станет заниматься общенародным делом, экономикой области, заботиться о наших людях. Ни в коем случае нельзя, чтобы депутат оказался под властью личных интересов.

— Тогда он просто не сможет всегда оставаться объективным, проявлять для пользы дела настойчивость.

— Если он пришел с какого-то предприятия, то он с ним не порывает деловых связей. При составлении бюджета он в первую очередь будет заботиться, чтобы льготы и помощь шли именно в это предприятие или отрасль, в которой лично заинтересован. Такие возможности у него есть. И что же получается, когда одной ногой в областном Собрании, другой в коммерческой структуре? Тогда неизвестно, на какую ногу он будет больше опираться.

Публикуется по книге: Всё остается людям.

Редакторы: Н. П. Корнеев, О. В. Алексеев. Псков, 2006.

Инициативная группа по подготовке и изданию книги: Д. И. Беляев (руководитель группы), А. И. Афанасьев, И. В. Васильев, В. Ю. Воронков, Г. В. Иванов, Н. П. Корнеев, Г. П. Петров, Н. А. Симин, Ю. М. Смаев, Л. С. Старостенко, Н. Д. Федотов.

 

1 Виталий — мужское русское личное имя, происходит от лат. Vitalis — «жизненный».

2 Интервью дано В. Пушкаревым корреспонденту газеты «Великолукская правда» Г. Константинову, и опубликовано в газете 18 марта 1998 года.

Просмотров:  2270
Оценок:  9
Средний балл:  8.9